атомный взрыв, собачка

СУНЦ. Как жизнь меняет(ся)!

Да-да, именно! Моя жизнь изменилась...сегодня. Я проснулась и вдруг обнаружила: поменялось. Конечно, все вокруг не стало с ног на голову - жизнь течет своим чередом. Но!

... И я вспомнила любимые джинсы. И песни. И весь мир вокруг. Такой большой и чудесный! Я вспомнила годы лицейские. И ничуть я не взрослая тетка: Я - Ультра. Так уж вышло. И я счастлива быть ею - Ультрой. И я ей буду.

... Давно уже не было чувств, ничто не трогало. Была одна усталость. Я не помнила прошлого и не ждала ничего от будущего: этакий я снежный Будда в космическом корабле - висю.

Нет, не висю больше. Я больше не во власти Дня Сурка. А все почему? А потому что я вспомнила - СУНЦ, черные квадраты окон и еле видные огоньки там, далеко, может даже вообще ближе к центру Города. Вот там для меня была Жизнь, Свобода. И я вспомнила себя четырнадцатилетнюю, нескладную, мечтающую на подоконнике. И я вспомнила Нас, всех-всех Моих лицеистов зараз. Лица, улыбки - все это промелькнуло короткометражкой длиной в одно воспоминание.

И я перестала грустить о Людях (я говорю о Людях - не людиках). - просто я поняла, что даже в безликой толпе пригнувшись слегка от нависшего громадой Города идут те, которые, как я. Они такие же не такие. И у тех, у них, есть то же теплое - СУНЦ.

И я перестала грустить о себе. Теперь я точно знаю, что мне надо обязательно СТАТЬ, стать тем, кем мечтаю, чтобы сбывшейся мечтой размахивать как флагом и нести это знамя во имя... И нести это знамя для..для того, чтоб однажды приехать к бело-красным кирпичным стенам и сказать: "Спасибо".
атомный взрыв, собачка

А ты обещал...

А ты обещал. Украсть меня, занять меня между моим адом и моим адом на пару часов. А ты обещал. И не выполнил ничего. Да как же так? Взял и не украл. И вот сижу я обратно в своей калоше, варюсь на сковородке повседневности. Неужели так трудно протянуть руку страждущему?













Прости. Я веду себя неверно. С тобой надо вести себя иначе. И нищим духом не протянут даже пальца, покуда те ведут себя, как нищие. Прости. И пусть это лучше не случится: ты не украдешь меня, моя жизнь на пару часов не изменится.

А я всего лишь хотела показать тебе дорогое мне дерево в парке.


Прости.
атомный взрыв, собачка

Кажется, детка, эта весна...

За окном вымыто сверкают окна соседей. Даже у подъезда грязь высохла. Тепло. А я все думаю: бежать-бежать-бежать. Бежать, пока свежи силы. От настойчивых советов мам-пап, от всех этих обязанностей.

И вот, задумавшись, представляю...

Серый асфальт, серое небо. Дождь. Тоже серый. То холодный, то теплый, то мелкий, то ливнем. И я. Выхожу на пустую эту неулыбчивую дорогу. Бегу... Нет, это даже как бы не я. Это совсем другой человек. Это стандартная героиня стандартного фильма голливудского пошиба. Это человек, у которого за спиной так много всего... Это человек, у которого за плечами ничего. Пустота пустот. И вот - освобождение от гнета будней - серая дорога, бег, слезы вперемешку с дождем, потом уже и слез нет...

А в итоге - перерождение. Все становится хорошо, теряются килограммы прошлого. И вот - персона прима - я, вся в лаврах и лаврюсечках.

Но все по-другому: блестят окна у соседей, а я свои еще не мыла. Тот же пес, тот же муж. Та же грязная квартира. И вместо весны я пялюсь в монитор. И лавров уже не светит. А если и светит, то премия в смешные сто рублей. Я вообще, как Пьерро, я вся смешная.

Да, детка, кажется, эта весна какая-то хреновая.
атомный взрыв, собачка

Сегодня.

Очень тороплюсь, но есть ряд мыслей.

1. 20-летие Лицея - это Праздник. Представляете? Лучше, чем даже Д.Р.

2. Я готовлюсь. Чищу пёрышки. Но даже немного страшновато. Кого я увижу? Ладно, хоть не одна иду.

3. Муж несколько раз убедил меня в том, что надо мне от него сваливать. Он сказал, что старается примириться с мыслью, будто я его не хуже.

4. Я грубо счастлива. Ведь хотя бы на несколько часов я стану прежней.

Люблю Вас, лицеисты!
Ваша, Крася.
атомный взрыв, собачка

Собери мысли в кучу!

В общем, зачем-то Всевышний научил меня не то, чтобы мыслить, но думать. Вот и думаю я постоянно: хорошая я или не очень, пересолен ли суп, - ну, и прочие несуразицы единовременным вихрем проносятся в голове. Так вот, выходит, что из-за того , что я думаю, делаю я мало. То есть я делаю - думаю, а вещей никаких не делаю и не совершаю. А мне надо еще очень-очень много успеть. Ведь захват мира и насильное обучение Руси всея русской грамоте тоже входит в мои планы. А не очень-то хочется признавать на смертном одре, что запланированного ты не выполнил и вообще всю жизнь был библиотекарем, потому что г**но пинал.

Вот я и напланировала. А вместо того, чтоб, зажмурив глаза, переть грудью на амбразуру педОнауки, умудряясь при этом исправно превращаться из хомяка в обычную челопалку(худеть, то бишь), причем, постоянно имея вкусный супчик в кастрюльке и прибранную квартиру, я просто думаю, что надо действовать. Но, блин, с чего начать?

Начать прибираться в квартире с секундомером и оттачивать это воистину непостижимое искусство до скорости в наносекунды? А может, поселиться в ближайшей библиотеке? Или пилить мужа за то, что денег нет-а-холодильник-пуст-чем-я-его-кормить-буду? В общем, дилемма. А между тем неглаженого белья все пребывает, корзина с грязным бельем скоро лопнет и пол дома ни чем не отличается от подъездного. В моих научнаработках появилась одна строка за две недели, а в зеркало на меня пялится очень неухоженный гибрид домохозяйки с Энштейном.

ЛЮЮЮЮДИ!ЛЮДИ! С чего начать-то, а?
атомный взрыв, собачка

Вариативность.

Ведь так хорошо было! Вариантов не было, и ты все шел и шел туда, куда тебе мама говорила. А теперь вот приходится выбирать направление самому. И не понятно-куда идти-то. И что делать.
Порой кажется, что лучше родиться заново.
Какая же трудная штука-взрослая жизнь.
атомный взрыв, собачка

Звяк!

Разбилась крышечка у заварочного чайничка. Вроде, что такого? Чего ж только не случится? Мелочь, да? А ведь мы этот чайничек вместе покупали. Я тогда еще мечтала, что у нас будет семья и с тяжелыми пакетами придется тащиться в непогоду домой-кормить своего собственного мужчину. Тогда, в съемной квартирке, было тепло от желтых лампочек, от маленькой кухоньки, от старания жить, точнее, выжить.

"Ну, разбилась эта крышка. Купим еще тысячу таких чайников!" - сказал он без тени интонации в голосе.
"Ты не понимаешь, она разбилась!" - пробормотала я.

А он больше ничего не скажет. Я просто снова почувствую его взгляд лопатками. Он просто снова замолчит.
Ох, не бить бы крышечки! Или вовсе не покупать чайничков...